Вот она я с тремя детьми

«Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас обоих сразу! Так поражает молния, так поражает финский нож!»
М. Булгаков

Что делает девочка из хорошей интеллигентной семьи в четырнадцать лет? Правильно, учится в хорошей школе. А если это происходит в Одессе и за окнами школы шумит Александровский проспект? Если ветер несет снизу, с бульвара, запахи и звуки моря, от которых терпнут кончики пальцев и сбивается дыхание? Если холодеет где-то внутри от радостного ожидания чего-то, что должно произойти именно сегодня, сейчас? Тогда стоит прогулять все уроки мира, чтобы не пропустить, не прозевать это обещанное кем-то внутри счастье, потому что только в четырнадцать можно верить обещанному…
Что делает мальчик из хорошей турецкой семьи в двадцать один год? Правильно, работает. А если он хочет увидеть мир? Себя показать и на жизнь посмотреть — другую, не турецкую? Если так случилось, что по рождению и воспитанию он скорее европеец, чем…
Тогда стоит познакомиться в чужой стране, в чужом городе с девочкой и найти в ее глазах все семь (или сколько их там?) чудес света.

«…осуществилась их любовь.
И так она в сестре сказалась,
Что это стало всем заметно»

Она, конечно, его обманула… Она говорила, что ей уже шестнадцать и что все будет в порядке. А он, конечно, верил, да и как можно было не верить этой простой и ясной русской красоте? Тем более что, если уж честно, выглядела она на все семнадцать — северный цветок под южным солнцем. Сознаться пришлось, когда стало понятно, что будет ребенок. Признаваться родителям пришли вдвоем — он говорил, она помалкивала. Но, быть может, именно тогда поняла и почувствовала, что рядом близкий и родной, настоящий мужчина. Надо ли рассказывать, что ответила мама? А что говорил папа? Вы действительно хотите знать, что говорили за ее спиной в школе, во дворе? Вы и правда не знаете, какими словами называли? Но больнее всего, наверное, было услышать от врача: «Мне такие, как ты, здесь не нужны! Все равно ты ребенка бросишь, зачем он тебе?»
«Такие, как она…» А она не понимала, какие это «такие», и через положенный срок родила дочь. Он стоял за нее стеной, до последнего, всегда и перед всеми. Желающих бросить камень всегда хоть отбавляй, а ведь есть еще и любители обернуть дело к своей выгоде. Ей предрекали судьбу «брошенки», но навязывали женихов, обвиняли во всех известных грехах, но прежде всего в глупости, хихикали вслед, но завидовали. Завидовали счастью, которое нельзя, невозможно было скрыть.

«Меньших лет, чем ты,
Становятся в Вероне матерями…»

Школу, ясное дело, пришлось бросить. Молодому папе предлагают работу в Свердловске. Времена сложные, выбирать не приходится, и они уезжают туда втроем. Представляете себе пятнадцатилетнюю маму там, где к шестнадцати только девушками становятся? Вот-вот! Но вскоре пришлось вернуться к солнцу: через год с небольшим после дочки родился сын. Она окончила экстерном школу, хотела поступить на архитектурный, даже брала частные уроки, но… Вскоре родился еще один сын.

«Восток — дело тонкое…»

Наступило время познакомиться с его родителями, они поехали в Стамбул. Страшно? Ещё как! Что сказать: «Вот она я, ваша русская невестка с тремя детьми, здрасьте»? Спасибо всем его друзьям и знакомым — она уже многое знала из обычаев и особенностей чужой страны, да и свекровь со свекром оказались людьми вполне европейскими, так что после того как был взят языковой барьер, остальные оказались и не барьерами вовсе, а так, порожками. Приняли их, поняли и полюбили, несмотря на возраст и нехарактерный для турецких детей и женщин цвет волос. Несмотря на то, что они вернулись жить обратно, сюда, в Одессу, оставляя родню скучать и ждать нечастых встреч с сыном и братом. Впрочем, далеко ли до Турции?

Тихий одесский дворик, райское место… Красивая молодая женщина угощает меня кофе и весело пожимает плечами: «Да не было ничего особенного, все обыкновенно!» Да, все обыкновенно. Обыкновенное счастье, обыкновенная настоящая любовь, обыкновенная стойкость и преданность, обыкновенная смелость и чистота чувств…
Обыкновенная сила двух человеческих характеров, способных сохранить себя, свою любовь и своих пятерых (пока!) детей. Да-да, пятерых — полтора года назад у них родилась еще двойня: мальчик и девочка. Такое вот обыкновенное чудо.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.